СЮРРЖИК – Сатирический Публичный Сайт

 

«Невелика трудность быть юмористом, когда на тебя работает всё правительство».
Уилл Роджерс, американский сатирик (1879-1935)

19.11.2017

Портвейн, публичный дом и журналистика

От редактора: Сегодня мой замечательный израильский друг Макс Лурье, главный редактор портала «Курсор», отмечает свой юбилей. 55. Это единственный настоящий юбилей ‒ читай хоть слева направо, хоть справа налево ‒ от перемены мест сумма не меняется. Вот и давайте беззастенчиво залезем в суму известного журналиста и очень остроумного человека. Ниже приведена его биография, написанная им самим. Автобиография. И автопоздравление, ибо кто может поздравить юбиляра лучше самого юбиляра? Слово юбиляру!

Макс ЛурьеВ городе Коканде, где я родился, было две достопримечательности: автобусный маршрут «Вокзал-Вокзал» и здание редакции, в котором до революции размещался публичный дом. В редакцию, где служил мой папа, можно было доехать на автобусе «Вокзал-Вокзал» – десять минут до остановки «Газ-вода».

«Газ-вода» – это такой большой павильон, в котором торговали портвейном в разлив. Размещался он как раз напротив редакции, работал круглосуточно и без выходных. Журналисты портвейн очень уважали и проводили в павильоне все свое свободное время. Свободного времени было много, потому что газета выходила три раза в неделю. Ваяли ее в нумерах, преобразованных в редакционные кабинеты, а печатали этажом ниже – в огромной зале, где некогда лихо отплясывали девицы и лились рекой вино-водочные напитки.

Таким образом в моей судьбе с раннего детства сплелись воедино три источника и три составные части: портвейн, публичный дом и журналистика. И еще, пожалуй, вокзал. Но только не настоящий, а детский. Я, конечно же, всю сознательную жизнь мечтал стать паровозным машинистом и даже пять лет водил паровую машину от станции Пионерская к станции Комсомольская. Когда поезд приближался к павильону «Газ-вода», я приветствовал отдыхающих там журналистов бодрым паровозным свистком, а они махали мне в след стаканами.

После каждой такой встречи на душе у меня становилось до того радостно и тепло, что я тут же погружался в сладостные мечтания о том, как и у меня будет сын, который тоже научится водить поезда и станет приветствовать меня бодрым свистком. А я, с волнением зажав в руке полупустой стакан с портвейном, гордо объявлю коллегам: «Растет смена!» И помашу сыну вслед.

К сожалению, паровозным машинистом я так и не стал. Бабушка Рива не согласилась. Она сказала, что еврейскому мальчику водить поезда неприлично. И добавила, выразительно глядя на зятя: «Поди, не семнадцатый год!»

Последний аргумент сразил окончательно и меня, и папу. После недолгого совещания было решено определить меня либо в доктора, либо в журналисты, либо одно из двух. Спирт я тогда не пил, поэтому о докторской профессии не могло быть и речи. А так как журналистика практически смыкалась с любимым с детства павильоном, выбор пришлось остановить на ней.

И вот уже почти тридцать лет я кропаю статейки, общаюсь с графоманами и стоически готовлюсь к тому времени, когда сам пополню их беспокойное племя. Первые симптомы уже на листе (вы их как раз читаете!). Если бы я мог просыпаться с первыми лучами солнца или хотя бы со вторыми, то непременно бы написал стихи об еврейском паспорте или израильском бюрократизме, который хочется выгрызть волком. Но рано вставать я не умею, поэтому стихов не пишу. Поэм и романов тоже. В стол не работаю и о грядущих поколениях не думаю. Я уже давно пишу и делаю только то, за что мне платят деньги. Вторая древнейшая в этом смысле очень близка к первой. Примерно так же, как портвейн к водке «Голд». В любом случае при правильной постановке процесса удовольствие можно получить без труда. Особенно когда рядом так много симпатичных сотрудниц...

В блокнот биографа

1957 г. Родился, значит, это кому-то было нужно.

1968 г. Первый выезд на паровозе. Жертв и разрушений нет.

1974 г. Семейный совет. Поступление на факультет журналистики ТашГУ.

1975 г. Исключен из ТашГУ за аморальное поведение.

1975 г. Вновь принят в ТашГУ за примерное поведение на каникулах.

1979 г. Первый большой запой по случаю окончания университета.

1979 г. Трудовые будни.

1982 г. Аспирантура на журфаке МГУ. Не закончил – позвали ловить «снежного» человека.

1983 г. Возвращение из экспедиции. «Снежный» человек не пострадал.

1985 г. Экспедиция на Памир. За серию репортажей выдали первую премию Союза журналистов – значок и 300 пропитых рублей.

1988 г. Аспирантура на журфаке ТашГУ. Бросил, не приходя в сознание.

1989 г. Конец дружбе народов СССР. За серию репортажей из «горячих» точек выдали два значка – «За отличие в службе» I и II степени, и представили к медали «За отвагу». Награды сданы советской таможне в аэропорту Шереметьево.

1990 г. В Москве вышла книга «Фергана: запах гари и горя». Объявлен врагом узбекского народа. Соответствующее уголовное дело передано в суд. Книга изъята из продажи и уничтожена.

1990-2005 гг. Израиль. Газета «Хадашот». Газета «Время». Газета «Вести». МИГ, RТVi, «Курсор». Дом, машина, водка «Голд».

2006 г. Все еще «Курсор».

2012 г. Продолжение следует...

e-max.it: your social media marketing partner

ГолоСЮРР, не то...

Украина и Евросоюз

Золотой фонд

СЮРРассылка

Зачем искать новости, если они сами придут в ваш почтовый ящик?

Наверх
Вниз