СЮРРЖИК – Сатирический Публичный Сайт

 

«Невелика трудность быть юмористом, когда на тебя работает всё правительство».
Уилл Роджерс, американский сатирик (1879-1935)

20.11.2017

О бедной сатире замолвите слово...

Шестнадцатого апреля я впервые побывал в самом большом в мире еврейском культурно-деловом центре «Менора». Где это? – спросите Вы. Естественно, в Днепропетровске! Честно говоря, был впечатлён – здания такой монументальной роскоши я не видел давно. Но сюда меня привела роскошь ментальная – роскошь общения с человеком, которого знает, наверное, практически каждый русскоязычный человек в мире. Это Виктор Шендерович.

Шендерович 

Забегая вперед, скажу – во время антракта мне удалось подслушать разговор зрителей: «Так совпало, что сегодня, помимо концерта Шендеровича в городе проходит концерт Слепакова. Ни на минуту не пожалел, что пошел именно сюда, потому что от Слепакова я услышал бы много таких слов, которые не позволяет себе говорить Шендерович».

И Шендерович не остался в долгу: «Замечательная публика, совершенно замечательная. Реагирует совершенно точно, абсолютно адекватно».

А история появления этой статьи детективно-анекдотично-эпистолярная. Приведу переписку полностью:

Геннадий Гребницкий – Марку Галеснику:

Привет! У меня к тебе есть просьба: 16 апреля у нас выступает Шендерович. Ты можешь меня с ним как-то связать, чтобы он мне минут 20 на интервью уделил?

Марк Галесник – Геннадию Гребницкому:

Гена, привет! Я спросил. Он прямо из аэропорта – на выступление, а утром сразу улетает. Просил по мэйлу прислать 3 вопроса. Сошлись на меня.

Геннадий Гребницкий – Виктору Шендеровичу:

Здравствуйте, Виктор! Нас когда-то знакомил наш общий друг Марк Галесник в Тель-Авиве. И я взял на себя смелость попросить его отрекомендовать меня.))

Узнав о том, что Вы 16 апреля будете в Днепропетровске, мой добрый приятель, редактор газеты «Шабат Шалом», попросил задать Вам несколько вопросов для будущей статьи. Вот его вопросы, на которые он с нетерпением ждёт ответа (См. ниже).

Виктор Шендерович – Геннадию Гребницкому:

Получите! ))

И вот это микроинтервью перед вами:

1. Вы пишете смешно, несмотря на то, что жизнь вокруг всё грустнее и грустнее. К сожалению, смех Россию уже не лечит, высмеивай, не высмеивай - всё как об стенку горохом. На что Вы надеетесь? И надеетесь ли на какие-то улучшения в ближайшем будущем?

Я пишу не потому, что пытаюсь «вылечить Россию». Этого мессианства во мне нет. Просто ирония – самый очевидный рефлекс сознания на ужас и глупость жизни. Никаких особенных улучшений в ближайшее время я не жду, – даже улучшения качества собственных текстов... ))

2. Вы как-то сказали: Я – «неправильный еврей». А что такое правильный и неправильный еврей с Вашей точки зрения?

Много лет напролет главная работа – монтаж программы «Итого» – начиналась с вечера пятницы, то есть как раз тогда, когда правильный еврей должен переставать работать... Тогда я и сформулировал про «неправильного еврея». Но и впрямь: жизнь сложилась так, что о существовании Пятикнижия узнал годам к тридцати. Я не религиозен и уже не буду религиозен – моему сознанию не нужно этих подпорок. Ветхий завет для меня – великая литература, череда мощных сюжетных архетипов... Но если за точку отсчета взять традиционно обостренный интерес евреев к этическим вопросам, то надеюсь, что я – правильный еврей.

3. Извините за лобовой вопрос, но очень уж знать хочется. Вы не боитесь, что Вас просто убьют? И откуда в человеке с фамилией Шендерович столько смелости и пренебрежения к опасности? Это что, так называемый еврейский юмор?

Я живу в России со своей фамилией больше полувека, и живу вполне гармонично. Те, кто меня ненавидит, ненавидит не за национальность, разумеется (Кобзона и Якубовича они любят), а за либеральные, т.е. «антипатриотические», как им кажется, взгляды. Ну, а национальность добавляет их ненависти привычной охотнорядской пены... Нет, я не пренебрегаю опасностью, исходящей от власти и черни, – просто не считаю нужным прятаться под плинтус от первого хамского окрика.

***
Возвращаясь в зал после антракта, мне удалось подслушать блиц-интервью для 9-го канала телевидения:

Виктор Шендерович в "Меноре"– Украинская политика? Ничего не могу сказать – я про неё ничего не знаю. Я думаю, что вы идёте в значительной степени по нашим следам. И я не могу сказать, что это лучшие следы.

Как сказано у Островского в «Горячем сердце»: «Всякое безобразие должно своё приличие иметь». А когда наступает такая эпоха, когда безобразие без всяких приличий – попытка шутить об этом совершенно обречена. Потому что всё равно они смешнее. Невозможно сделать пародию на клоуна.

Услышав это, я задумался. Сатира – понятие интернациональное. Мнение российского сатирика вы уже прочли, а ниже я приведу свой диалог с известным израильским сатириком, писателем и драматургом Марком Галесником:

– Вопрос о сатире. Начну несколько издалека. В 2002 году на канале «Израиль плюс» я имел удовольствие создавать сатирическую телепередачу «Вот и всё...» Потом она исчезла с экранов. В 2006 году, уже в Днепропетровске, на очередных выборах в парламент моей команде был заказан целый сатирический пакет – газета, телепередача и ярмарочный балаган. Что характерно, заказчик не смог разместить передачу на телеканалах – один из телевизионщиков прямо сказал: «Ни за какие деньги! Вы с ума сошли! Я не хочу получить трубой по голове!». И последний сатирический заказ был в 2007 году – газета. Последующие выборы проходили без сатиры – все усилия предвыборных штабов были направлены лишь на листовки и «биг-морды» политиков. И уровень агитационных материалов опустился в канализацию.

Да и закрытие твоего сатирического еженедельника «Бесэдер?» тоже не радует...

Неужели это международное явление? Неужели сатира вызывает страх власть предержащих? Сатира умирает? Хочу услышать твоё мнение – мнение корифея.)

Марк Галесник– Для того, чтобы не вызывала, нужно начинать интервью словами «Хочу услышать мнение корифея» – а дальше уже можно всё, что хочешь. Но если серьезно, мне кажется, что сатира, как и любое оружие в любой дуэли, предполагает уважение к противнику. Убить на дуэли – можно, оскорблять – нельзя. К сожалению, многое из того, что сегодня называет себя сатирой, является просто хамством. А на это и реакция соответствующая - взаимная неприязнь, опасение.

Но это я – о «мирном времени». На выборах другие законы. Даже если предвыборный штаб пользуется инструментами сатиры, это в первую очередь пропаганда. Или контр-пропаганда. Тут и речи быть не может о собственной позиции автора или издания, это заказ. И разумеется, заказчик вправе отказаться от того, что кажется ему не подходящим для кампании.

– И ещё вопрос – прокомментируй, пожалуйста, два высказывания:

1. «Невелика сложность быть юмористом, когда на тебя работает все правительство».
Уилл Роджерс, американский сатирик (1879-1935 гг.)

– Не знал этой цитаты, но мог бы вполне оказаться ее автором. «Бесэдер?» всегда рассматривал израильский кнессет как коллектив, состоящий из 120 ньюсмейкеров. Хотя, конечно, только 10-15 работали на нас с полной отдачей, остальные отлынивали. Как, впрочем, и от основной работы.

2. «На примере Рабле, Вольтера, Франса нетрудно убедиться, что серьезнее всего французы думают над проблемами, о которых им повествуют с улыбкой на устах».
Веркор, французский писатель (1902-1991 гг.)

– Думать над проблемами с улыбкой на устах вообще предпочтительней. И не только французам.

И для полной чистоты эксперимента я отправил эти же вопросы Виктору Шендеровичу:

– Зажим сатиры – это международное явление? Неужели сатира вызывает страх власть предержащих? Сатира умирает?

– Сатира не умирает именно потому, что вызывает страх у власти. И чем беззаконнее и преступнее власть, тем живучее сатира. Это – мощное общественное оружие, защитная реакция организма и защитная реакция общества. Но когда эта защитная реакция понижается, и власти удается утрамбовать сатирика, у общества начинаются неприятности...

«Невелика сложность быть юмористом, когда на тебя работает все правительство». Уилл Роджерс, американский сатирик (1879-1935 гг.)

– Разумеется. Иногда в программе «Итого» мне и не приходилось ничего комментировать. Чего тут комментировать? – просто процитируешь да и разведешь руками... Эдакий минимализм.

«На примере Рабле, Вольтера, Франса нетрудно убедиться, что серьезнее всего французы думают над проблемами, о которых им повествуют с улыбкой на устах». Веркор, французский писатель (1902-1991 гг.)

– Конечно! Именно о серьезном и следует говорить легко. Умный смех – это хороший наваристый бульон, когда вместе с водичкой в организм попадают всякие полезные вещества. А грызть бульонный кубик – дело неблагодарное...

Хочу выразить своё искреннее сожаление тем людям, которые не были на этом творческом вечере – вы потеряли очень много. Удивить меня трудно, излишним пафосом я не страдаю, но, дождавшись окончания автограф-сессии, я подошёл к Виктору и сказал: «Спасибо за глоток свежего воздуха».

Специально для газеты «Шабат шалом»

Библиография:
Открытое письмо Виктору Шендеровичу
Марк Галесник: В России сатирической прессы сегодня нет
Беседер гамур
Прощание с «Бесэдером?»

e-max.it: your social media marketing partner

ГолоСЮРР, не то...

Украина и Евросоюз

Золотой фонд

СЮРРассылка

Зачем искать новости, если они сами придут в ваш почтовый ящик?

Наверх
Вниз