СЮРРЖИК – Сатирический Публичный Сайт

 

«Невелика трудность быть юмористом, когда на тебя работает всё правительство».
Уилл Роджерс, американский сатирик (1879-1935)

24.08.2017

По традиции я был самым младшим

Время неумолимо, и самому юному в Театре КВН ДГУ 29 августа исполняется 40! Зовут его Вадим Сильничий. На сцене его видно очень редко, потому что он музыкант. На все руки. И на всю голову. Предлагаем вашему вниманию отрывок из будущей книги о театре КВН ДГУ «Монеты на ребре», которую, не покладая ничего, пишут Ольга Медведева и Геннадий Гребницкий.

Вадим СильничийВ детстве я был большим, хоть и маленьким, непоседой. Когда моя старшая сестра музицировала с преподавателем, я подбегал, мешал, нажимал какие-то клавиши. И однажды уставшая от меня дама-педагог задала тактичный вопрос моим родителям: «А не хотели бы вы своего младшенького отдать учиться музыке? У него явно есть способности». Родители, конечно же, хотели дать мне образование, и в результате мне не исполнилось ещё и шести лет, когда эта же музыкантша стала дрессировать и сестру, и меня - её инициатива оказалась наказуемой. В то время в музыкальную школу брали не всех, и нужен был какой-то минимум знаний.

Меня хотели взять на скрипку, но мой прагматичный отец настоял на фортепиано: «Будет, не будет он заниматься, а инструмент уже есть».

И отзанимался я 7 классов в музыкальной школе. Звёзд особых с неба не хватал - всё давалось большой кровью. Это моим родителям надо памятник поставить, что они меня заставляли. Окончил на все пятёрки-четвёрки, ни одной тройки у меня нет в аттестате, хотя курс был очень сильный - все девчонки и человек 5 пацанов-пианистов. Причём, все они были на 2-3 года старше меня. Кончил я музыку, в общем, и тут же занялся футболом. Но музыка так просто не сдалась - мой друг Миша после восьмого класса ушёл в профтехучилище № 17 от «Южмаша». И его там «отобрали», как он сказал: «В оркестр». Оказалось, это не оркестр, а ансамбль - ВИА «Синева». Миша за руку привёл меня на прослушивание. Именно с этого и началась моя «звёздная» карьера.

Коллектив защитил звание «народного». Наверное, не только благодаря мне. Мы играли русские, украинские песни в стиле рок, фанк, джаз. Пели на украинском языке. Сейчас многие «патриоты» стучат себя пяткой в грудь: «Мы поднимаем культуру!» Балалайку! Трембиту они поднимают! А мы уже в то время под маркой народной музыки могли проявить себя в джазе, роке, хотя до конца 80-х это было запрещено. По уже сложившейся традиции, в коллективе я был самым младшим. Писал оригинальную музыку а-ля «под народную». И потихонечку стал понимать, что у меня это дело начинает получаться. К концу 10 класса я определился окончательно, что буду заниматься музыкой, хотя в музыкальной школе преподаватели занижали нашу планку музыкальную: «Где-то кто-то делает хорошо, а вот вам в музыкальное училище не поступить». Я так и поступил: поступил не в музыкальное училище, а в культпросвет по классу «дирижёр-хоровик» и параллельно занимался в коллективе.

pesezПотом так получилось, что наш директор уехал в Америку, мы поочерёдно уходили в армию, а после неё не все возвращались в ансамбль. Но наш штатный барабанщик Юра Дан вернулся, потом вернулся после армии и я. На меня стали возлагать надежды, что я буду продолжать вести позицию украинских народных песен как аранжировщик и композитор. А в стране вовсю бушевала перестройка. Начались перестроечные моменты и у нас - мы попрощались с нашими девочками и стали чисто «мальчуковым» коллективом. Ребята пели то ли рок, то ли джаз. Что-то среднее, но было ощущение своего стиля. Мы были известны в городе, концертировали. На днепропетровской студии телевидения снимали клипы. Небезызвестный Женя Вагнер снимал. Вот в таком состоянии нас и приметил руководитель команды КВН ДГУ Гарик Гельфер. Надо сказать, что шёл 1990 год, в Днепре отгремел первый фестиваль КВН. А я смотрел КВН по телевизору и думал: «Как было бы классно попасть в этот коллектив!» Ну, была такая затаённая мечта... И тут, как в сказке, пришёл к нам Гарик и сказал: «Ребята, мы знаем, что вы такие хорошие. Не хотите ли поучаствовать?» Конечно, хотим!!! И в 90-м году мы поехали на свою первую игру в Москву как музыканты. А вернулись мы оттуда уже как актёры - Юру Богуславского пригласили в КВН. У нас он был саксофонистом-вокалистом, но штатным вокалистом он был там, в команде. И меня на небольшие сценки брали - небольшие, но брали. Я играл и как актёр, и как музыкант - был такой интересный симбиоз. Тут-то мы и поднялись - когда показывали КВН и футбол, город вымирал, все прилипали к экранам. Я ещё учился в училище, будучи членом команды КВН. Чётко помню, когда садился в трамвай после какого-то эфира, на меня все так посматривали, улыбались и тыкали пальцем. Мы гордились.

Но учёбе это мешало. У меня было как раз дипломирование, надо было дирижировать большим многоструктурным оркестром. Приехала консерваторская комиссия из Одессы, Харькова принимать мою дипломную работу. Я должен был разучить все, продирижировать, ответить на вопрос и получить оценку. Но когда наступила дата защиты диплома, у меня как раз была игра - КВН! И наше руководство обратилось в управление культуры с письмом. Из управления к нам в училище пришла «вказiвка». И ради меня снова собралась эта комиссия! Защитился я с отличием, получил красный диплом. А педагоги относились ко мне уже как к состоявшемуся специалисту - у меня были зачатки композиторства. Разговаривали на равных. Благодаря нашему училищу, когда мы начали гастролировать в Германии, Израиле, Америке, там относились к нам очень уважительно. С нами даже разговаривали на «вы». Что сказать - старая школа, старое поколение, специалисты высочайшего класса. Тогда, если ты хотел учиться и получать образование, то ты его мог получить.

И сдал я свои документы в Москву, на заочку. Но было очень сложно - я не потянул, и продолжил свою работу в группе «Апрель». Мы ездили в Киев, записывали свои альбомы. Ездили на запись даже к Киму Брейтбургу. Там впервые увидели Меладзе - он тоже записывался у Кима в Николаеве.

Группа "Тени"А вот когда уехал наш директор, наш гитарист, который придумывал всё - ушёл. Старое играть было не интересно, а нового ничего не было. Мы из музыкантов группы «Апрель» стали музыкантами театра КВН ДГУ. Потом появился Станислав Золотов из группы «Тени». У него было много идей, а воплощать их было некому. А у нас во дворце инструменты, комната бесплатная, время свободное.... Почему бы не творить? И потихонечку создалась такая группа - конгломерат чуть-чуть из «Теней», чуть-чуть из «Апреля». А потом все музыканты группы «Апрель» стали музыкантами группы «Тени», хотя конкретно из «Теней» был один Славик Золотов - источник, вдохновитель, автор музыки и текстов.

По традиции «Тени», как единица оригинального жанра, тоже перестали существовать - Славик уехал в Германию. Мы ещё год-два просуществовали, как коллектив, играющий авторскую музыку - идей больше не было, источника больше не было, да мы особенно и не искали. Уже возраст, уже дети появились, жизненные обязательства. Теперь мы делали какие-то рекламные работки, аранжировки, фонограммы. Я начал писать музыку, что в денежном отношении было неплохо. А потом, когда пошли проекты театра КВН ДГУ, писал музыку, делал аранжировки. Вот отсюда и родилось то, чем я непосредственно сейчас и занимаюсь.

у рояляПришло понимание, что одной чистой музыкой тяжело зарабатывать на кусок хлеба, причём на такой, какой ты хочешь. И на правах самого младшего я нашему руководству в театре неустанно бубнил: «Кому, если не нам, заниматься таким делом, когда вокруг все этим занимаются?» Через какое-то время созрело понимание. Мы собрались и купили кучу всякой аппаратуры. Назвали это студией света и звука «Комфорте». Со мной во главе. Параллельно я делал аранжировки, писал какие-то гимны. Например, гимн (музыку) нашего национального университета писал я. Ну, хотелось мне этим заниматься! Я очень плотно работал в соавторстве с режиссером театра миниатюр «Маски» Игорем Трахтом. Я много музыки писал для его спектаклей. А он, поверьте, очень разборчивый человек и брал только авторскую музыку.

И со временем пришло понимание, как строятся концерты. Я бывал в Германии, Голландии, Израиле, США, во Франции. И подумал - а почему бы мне самому не попробовать? Ко мне неоднократно обращались: «А можешь ли ты организовать юбилей фирмы?» Я попытался на свой страх и риск, говорю: «Могу не только посоветовать, но и привезти звезду». Первый человек, которого я привез в город - это был Владимир Горянский. Под него написали текст, я аранжировал музыку. Он приехал, спел. Оказался достаточно нормальным вокалистом. Уже потом мы узнали, что у него есть свой альбом. А мы-то думали, что он только актёр.

Получилось у меня. И мне это понравилось. А потом мне заказали Кикабидзе. Многие меня отговаривали: «Он - человек обеспеченный. На какие-то вечеринки он не поедет». Созвонились. Оказалось, у него в Днепропетровске есть друзья, с которыми он был бы рад встретиться. Совпали его желания и мои возможности, а, главное, возможности заказчика. И я привез Кикабидзе!

Это дело мне по душе. Я многих привозил. Я прекрасно понимаю, как составить график для гастролёра, как поселить в нормальных условиях - человеку должно быть удобно! Когда мы сами ездили не только по германиям, но и всяческим пырловкам, окучивали все пространства, мы иногда жили в таких местах, где не было воды не то что горячей, а вообще никакой.

Немаловажно хорошо покормить актёра. Затем доставка на сценическую площадку и возможность репетировать - человек может походить по сцене, продумать свою сценографию. Не так, как мы зачастую театром приезжаем за час-полтора до концерта, выходим на сцену, а на сцене никого нет. А у нас в графике поставлено: «В 12 часов саунд-чек» (репетиция с музыкантами, звукачами и осветителями). Мы приходим, а нет никого. Это очень сильно раздражало. От этого эти нервы, стрессы. Получается неправильное звучание. А в своей работе я чётко увязываю все такие моменты.

Многие друзья интересуются: «А можешь ли ты организовать всю вечеринку, не только привезти одну звезду?», то есть, организовать весь процесс работы от завоза техники, выбора площадки, выбора стиля вечеринки, до наполнения - от звёзд первой величины до звёзд местного масштаба. Я отвечаю: «Да!» У нас подобралась команда единомышленников, которые понимают друг друга с полуслова. Мы делаем презентации, корпоративные вечеринки. Делаем под ключ - от сценария и постановки до конферирования. Яркий пример - работаем для «ПриватБанка», начиная с 2004 года. Не мне судить, но если мы столько лет работаем, значит, наша работа им нравится. Пока мне это интересно, и прежде всего в финансовом аспекте. Это добрая половина моей жизни - моя интересная работа.

Вторая, вернее, первая (и главная) половина - КВН ДГУ. Гастроли - это отдельная песня, это бездонный колодец хорошего настроения. Вот есть у нас в театре один человек. Если к нему попадает камень - камень рассыпается. Не потому что он такой крепкий человек, а потому что это просто такой человек. Когда мы гастролировали в то холодное время начала 90-х годов, мы чаще всего бывали в таких гостиницах, где в сортире не было лампочек. И лампочки мы возили с собой. Один из наших авторов, Евгений Гендин, прибегает:

- Ой-ой-ой! У меня, как всегда! У всех всё хорошо! А у меня лампочка там.... Надо вкрутить лампочку. Есть у вас лампочка?

- Есть!

Через полчаса снова:

- Ой-ой-ой! Я споткнулся, упал, разбилась лампочка... У вас есть ещё?

- На, есть.

Слышим, побежал. Какой-то шум в коридоре:

- Что там у вас?

- Да Гендин приходил, лампочку просил.

- Так мы ж ему давали!

- Так он вашу уже разбил.

Были моменты, когда люди отставали от поезда. А банкеты после концерта! Сейчас это стало не принято. Раньше как бывало - приехали звёзды, отработали, и их обязательно сажают на самое почетное место за столом. Подсаживаются хозяева праздника, и начинаются такие возлияния... Забывали потом вещи, паспорта...

Со мной был случай в Израиле, когда я впервые попал туда. У меня родился первый ребёнок, я очень хотел домой. Израиль - интересная, красивая страна, но я считал часы до вылета. Приезжаю в аэропорт, начинаю проходить таможенный контроль, а у меня нет паспорта. У меня шок! Звоню в гостиницу, попадаю на портье. Он говорит: «Да, действительно, вот лежит ваш паспорт». А в Нетании живёт наш друг. Он садится в машину, привозит паспорт. Я такой человек, что у меня всё должно быть по полочкам, должен чётко знать, что у меня, где и когда, а тут такое... Эйфория - там посидели, там кофе попили, там поболтали и оставил в кафе паспорт, сел в автобус и уехал.

Не муляж!Как-то раз поехали мы командой с Масляковым в Камышин на средней Волге. Дело было ранней весной. Я - рыбак до мозга костей, и напрягал всех от Маслякова до директора: «Где можно купить снаряжение?» А рыболовных магазинов тогда не было. Потом нашли какие-то удочки, накопали червей. С нами поехали местные рыбаки. Мы долго ловили и ничего не поймали. Пришёл какой-то умный дядечка и сказал: «Ребята! Сегодня вообще ничего клевать не будет. Клевало вчера и завтра клевать будет». А я сказал, что костьми лягу, но хоть что-то поймаю. И залез по пояс в Волгу - холодную и вонючую. Закинул удочку, рыбачу, рыбачу, рыбачу.... А потом чувствую какой-то дискомфорт. Оказалась, большая стая мальков начала щипать меня за волосинки на ногах и за пальцы. Я поймал какую-то рыбёшку, стал выходить на берег, и вдруг чувствую в области трусов неприятное шевеление. Оказалось, в трусы мне залезла целая пригоршня этой рыбёшки. Я достал оттуда улов и показал «знатоку рыбалки»: «Так что? Я могу ловить без удочек и без наживки!» Он: «Ну, чувак! Ты рыбак!»

И последний по времени наш приезд в Америку на юбилей нашего друга. Он профессор массачусетского университета. Жили мы не в гостинице - нас «разобрали» по семьям. Я попал к зажиточному программисту, у которого жена тоже работает. Готовить им некогда, и они всегда ездили в супермаркет, покупали какие-то полуфабрикаты. Ну, мы так один день, второй питались этим, а потом заскучали. А к вечеру к нам должны были друзья приехать. Я попросил хозяев купить рыбу. Они заехали на рыболовную ферму и привезли 4-5 кг лосося. И мы с Жоркой Шмидтом начали готовить уху. Представьте себе, мы с трудом в этой долбаной Америке нашли перловую кашу! И наши, привычные специи. Оказалось, это проблема номер один! Объехали кучу супермаркетов! Потом порезали рыбу отдельными стейками и на барбекю обжарили в собственном жиру. За полтора часа всё приготовили. Приехали друзья. Программист жене своей и говорит: «Ты видишь, как они готовят? Вкусно! Чего ж ты не можешь нам так приготовить?» В ответ: «А ты чего не можешь приготовить?» Невольно мы оказались виновниками маленького скандальчика семейного. В Америке каждый занят собой. Она - тот же самый мужик - у неё своя машина, у него своя машина. Под одной крышей находятся два абсолютно чужих человека.

Думаю, хватит - разговорный жанр не мой конёк. Тем более, я не хочу отбирать хлеб у своих соратников по театру. Давайте я лучше что-нибудь вам сыграю!

e-max.it: your social media marketing partner

ГолоСЮРР, не то...

Украина и Евросоюз

Золотой фонд

СЮРРассылка

Зачем искать новости, если они сами придут в ваш почтовый ящик?

Наверх
Вниз