СЮРРЖИК – Сатирический Публичный Сайт

 

«Невелика трудность быть юмористом, когда на тебя работает всё правительство».
Уилл Роджерс, американский сатирик (1879-1935)

22.09.2017

Народный артист Израиля

Если набрать в поисковике Google «актёр Владимир Фридман», то через 0,29 секунды Вы получите ответ «Результатов: примерно 94 700». Беззастенчиво пользуясь тем, что мы с Володей знакомы с 2002 года, я решил добавить ещё одно упоминание об этом человеке.

– Идея интервью возникла у меня потому, что у тебя 20 июня был день рождения. 54 вроде бы не юбилей, но, если читать по-еврейски, справа налево, то – юбилей.

– Я об этом не думал. Если справа налево, то да.

– Значит, юбилей. Актёр должен быть публичным, и о нём стоит писать всегда. Но сегодняшнее интервью я хочу сделать не биографическим, а «философическим». Возраст уже позволяет. А ты?

– Позволяю. Давай попробуем.

С Ольгой Куриленко. Фильм "Стены"– Я вот вспоминаю телеканал «Израиль Плюс» – когда ты там появлялся, это было живое воплощение обаяния и улыбки. И когда на волне девушки Бонда Ольги Куриленко я вплыл в фильм «Киро́т» («Стены» – иврит), могу тебя поздравить – я тебя не узнал.

– Это хорошо или плохо?

– Это хорошо! В отличие от того весёлого, улыбающегося человека, в этом фильме ты был страшен.

– Так чему же тут радоваться?

– Есть чему – такое перевоплощение! Признаюсь, фильм я смотрел с большим удовольствием, потому что, наученный израильскими фильмами-комедиями типа «Дважды Бускила», невзирая на то, что там снимался наш общий друг актёр Ефим Банчик, фильм «Киро́т» был серьёзным. Может, потому, что его делали не только израильские режиссёры?

– Нет, делал его как раз израильский режиссёр, но в международном составе, чтобы собрать больше денег.

– И вот после просмотра я подумал – то ли я в Израиле не был, то ли это такое художественное преувеличение. Ну, неужто так бывает в Израиле? Такие криминальные разборки в духе советских 90-х?

– Ну, я актёр, а не автор сценария. Ты не видел таких разборок, как и я их не видел, потому что мы с тобой не ходим в такие места и не жили такой жизнью. А то, что разборки есть – это факт, есть такие районы в Тель-Авиве, что туда лучше не соваться.

– Знаю. В одном из таких районов – Шхунат-а-Тиква (район Надежды – иврит) я жил около трёх месяцев. На улице с вещим названием Ахиэзер (Братской помощи – иврит).

В роли гангстера Мишки. Фильм "Стены"– А мы там и снимали. И вот тебе связь с действительностью: 3 часа ночи. Выстрелы, то да сё, а у меня всегда была мысль – люди же живут, неловко. Полицию мы, конечно, предупредили о съёмках. Очередной выстрел, и вот на балкон выходит чувак в трусах и на иврите начинает материться. Смысл был такой: ну, дайте поспать, достали уже своей стрельбой. Ему объясняют – извините, это съёмки. А он вообще разъярился: «Съёмки?! Я думал, стреляют, всё нормально, всё как по жизни положено, а вы тут со своими съёмками!» То есть, его взбесило, что это всё не на самом деле.

– Да уж, смешной эпизод. А вот скажи, отношение к актёрам в Израиле и в Союзе...

– Я не могу сказать обо всех. Это будет некорректно и некрасиво – к кому-то плохо относятся, к кому-то хорошо. Я думаю, это связано не с Израилем и Советским Союзом, а просто с конкретной ситуацией, с конкретным человеком. Согласись, если у двух разных людей спросить, как сейчас жить в России, один, миллиардер, ответит «шоколад», а крестьянин из глубинки скажет «кошмар, хоть сейчас в петлю».

Ко мне, как мне кажется, относятся нормально. Говорят, даже хорошо. Но я для этого ничего не делаю – не пытаюсь кому-то понравиться.

– У тебя просто тип такой – ты нравишься людям.

– Старик, ну ты же вменяемый человек...

– Просто ты делаешь свою работу, и делаешь её хорошо.

С Андреем Паниным. Сериал "Журов"– Ну, если б я делал её плохо... О! Нашёл ответ на твой предыдущий вопрос. Если в России, СНГ или как назвать это пространство, артист сыграл свою роль плохо, или сорвал спектакль, напился, набил морду режиссёру – ну, жена от него ушла, и он решил выместить всё на работе. Его выгнали, и выгнали справедливо, но он может, к примеру, из Тамбова переехать во Владивосток и начать всё с чистого листа – никто не знает, кто он, что он. В Израиле с этим сложнее – всё очень маленькое, мизерное. Ты чихнул в одном месте, и тут же это аукается в другом. Такой пример – у одного актёра была проблема с алкоголем, и это стало заметно. И когда подбирали актёра на роль, кто-то предложил его. В ответ прозвучало: «Он очень талантливый, но может подвести». Это приговор. В Израиле все друг друга знают, в этом есть и плюсы, и минусы. Так или иначе, это очень сильно мобилизует.

– Тем более, что актёр всегда на виду.

– Поверь, я не отношусь к профессии актёра так уж... Типа: «Ах, актёры, они такие загадочные». По-моему, это полная фигня. Кто хочет делать вид загадочного, тот делает такой вид. Сама работа актёра предполагает, что на тебя смотрят.

Изменились ценности. Наверное, жизнь всё измельчает. Вернее, не жизнь, а медиа. Сейчас в любом смартфоне видишь лица всех этих артистов, которые и не виноваты ни в чём. И отношение к актёрам изменилось.

– Ну, в средних веках актёров даже не хоронили на освящённой земле...

– Некоторые мои знакомые даже говорят – и правильно делали.

– А в Союзе актёры были кумирами. Может, потому что они были покрыты какой-то тайной? Не затрёпывались их имена, как сейчас в эпоху разгула медиа?

– Да, ты прав. Согласись, сложно смотреть фильм с артистом, когда внизу бегущая строка сообщает о постройке этим артистом второго дома, что от него ушла жена.

– Представил себе. Это даже гадко.

– Но это ещё и от артиста зависит. Например, Владимир Машков. Если он не хочет, чтобы о нём знали – о нём не знают. Так что не всегда только медиа виноваты.

– У тебя за плечами ГИТИС. В силу этого такой вопрос: есть такое понятие «сверхзадача». А как ты прокомментируешь термин, рождённый Театром КВН ДГУ – «сверхнезадача»?

– Ты имеешь в виду неудачи и провалы актёрские? Были. Понятно, что есть роли, которые мне нравятся больше или меньше. Но я никогда не говорю, что вот сейчас я бы эту роль сыграл бы не так, сыграл бы лучше. Я уже сыграл её так, насколько мне тогда хватило сил и таланта. Это уже зафиксировано.

Понимаешь, мне проще – я уже взрослый, у меня есть достаточный опыт, я понимаю, что такое быть неготовым к началу съёмок. Всё, что я могу, я вытаскиваю из режиссёра, сам работаю над собой. Потому что в процессе съёмок уже ничего не исправишь.

Владимир ФридманБыла ситуация, в которую я попал, и которая до сих пор стоит шоком перед глазами. Это был сильный эмоциональный удар. Достаточно давно на гастроли в Израиль приезжала питерская группа «Лицедеи», правда, уже без Полунина. А я тогда начинал делать первые шаги в пении под гитару. Я выступал в каких-то маленьких залах, людям вроде бы нравилось, и мне хотелось, чтобы меня услышало как можно больше людей. И вот ко мне обратились, как я потом узнал, два больших обманщика: «Володя, нам так нравятся твои песни, бла-бла-бла, мы привозим в Израиль «Лицедеев», сборы полные, залы самые лучшие. И мы хотим основать такую традицию – мы ведь совсем не обращаем внимания на своих артистов, а ты такой талант, такой алмаз, и нам бы хотелось, чтобы ты перед началом концертов пел свои песни». Сперва мне это понравилось, а потом я спросил: «Подождите, но ведь люди придут на «Лицедеев», а тут вдруг я. Это будет в афише?» Мне ответили – да, конечно, не волнуйся. И вот я открываю газету, смотрю рекламу «Лицедеев», а там они стоят с воздушными шариками и внутри одного из них написано «сюрприз». Я звоню организаторам и спрашиваю – а где же написано, что я участвую? Так там же написано «сюрприз», – отвечают.

Чувствовал я, что пахнет плохо, но сильно хотелось. Приезжаем в Хайфу на первый концерт, и я с ужасом начинаю понимать, зачем это всё было. Я увидел на сцене «Лицедеев», ещё не переодетых, и начал прислушиваться к их разговорам: «А где он садился? Вот тут? А она где стояла?» Я понял, что они приехали без части артистов и половину номеров репетировали в самолёте, а сейчас восстанавливают. Но самое страшное – их концерт идёт один час пять минут, а зрителям это впаривается как полное действо. Я боялся в это поверить, но оказался прав. В Хайфе концерт прошёл великолепно – ведущий объявил, что артисты только из самолёта, гримируются, а грим у них сложный, вы же понимаете, и поэтому мы хотим поприветствовать нашего земляка, бла-бла-бла, и он споёт для вас несколько песен, пока наши дорогие гости готовятся. И как-то он так ловко объяснил, что публика восприняла нормально. Я выступал по часам ровно тридцать минут. Я бы выступал меньше, но я держал взглядом кулису, из которой, когда я заканчивал песню, он показывал жестами «давай ещё – они не одеты!» Хотя я видел, что они одеты, и уже стоят и курят. Публика очень хорошо всё это приняла, при выходе люди обменивались впечатлениями – как здорово, за одну цену получили два выступления.

Всё это было предисловием. В Тель-Авиве удар был очень сильным. Концерт в восемь, я приехал в семь. Зал закрыт, в нём ничего не готово. Если «Лицедеям» ставить свет, сказать «раз-два» в микрофон – это время, это аренда, это деньги. А хочется сократить расходы. «Лицедеи» не переодеваются, им, наверное, сказали, что люди хотят одно отделение. А публика уже собирается в фойе, в зал не пускают. Когда открыли зал, люди уже негодовали. Потом начались накладки с местами и билетами. А я стою за кулисами, вижу всё это, и говорю одному из организаторов: «Я на сцену не выйду – зал меня порвёт. Эти 800 человек пришли на «Лицедеев», а полсцены ещё не готово, актёры не одеты!». Тот взмолился: «Вова, ты режешь без ножа, надо выйти, спасай!» И вот тут я совершил ошибку. Решил положиться на себя. Выйду, – думаю, – всё будет хорошо. И кто мне внушил эту мысль? Незадача.

И вот выходит ведущий. Он ещё слова не успел сказать, а в зале уже свист. Он пытается говорить, а свист не стихает. Кое-как он извинился за задержку, и вышел я. Были какие-то жиденькие аплодисменты. Пою первую песню – ОК. Пою вторую – ОК. Пою третью, а она юмористическая. Была какая-то смеховая реакция, я приостановился, и тут, как выстрел в лоб, базарный бабий крик из зала: «Лицедеев давай!» Друзья мне потом сказали, что я просто побелел. Но я нашёл в себе силы сказать: «Уважаемая публика, «Лицедеи» появятся именно в тот момент, как запланировано в программе сегодняшнего вечера». Ещё крик: «Хватит!». Я беру аккорд и объявляю: «Кроме этой песни, прозвучат ещё две. Я не уйду со сцены, пока не выполню свои обязательства перед устроителями концерта». Часть людей оценила моё мужество, поняв, что я заложник ситуации – видимо, на мне это отразилось. Спел песни, раскланялся, пожелал приятного вечера, вышел из зала, сел в машину и перевёл дух. По какой-то причине я не мог уехать сразу, и пришлось ждать окончания концерта. А машина моя была припаркована прямо напротив центрального выхода зрительского. И вот я сижу за рулём, настроение не очень, как ты понимаешь. Вдруг раскрылись двери, и публика идёт прямо на меня. У меня было ощущение, что сейчас начнут стучать по машине и вынимать меня. Я пригнулся, вот как в фильмах показывают, а дальше контрольный выстрел в голову. Мне кажется, что я пережил именно это – у меня от ужаса и страха физического всё тело дрожало. А люди проходили себе мимо – они и не подозревали, что в машине сижу я. Такого провала в отношениях со зрителем у меня не было никогда. Вот такая незадача. Неудача. Вот в первый раз об этом рассказал, и опять всё так ярко перед глазами. Очень эмоциональное воспоминание.

А таких неудач – какая-то роль лучше, какая-то хуже – особых перепадов не было. Надеюсь, и не будет. Но я знаю, как этого можно избежать. Во-первых, нужно обо всём договариваться на берегу. Во-вторых, можно отказаться, что я иногда и делаю. Не скажу, что часто, но отказывался – потом сидел, жалел: «И чего я отказался – 13 серий, этот канал никто не смотрит, денег бы заработал». Но когда этот сериал вышел, я понял, что после этой роли я никогда бы не отмылся. Кстати, не принимаю участия в политических кампаниях – политики меняются каждые четыре года, а ты-то остаёшься.

– И у меня остался, пожалуй, последний вопрос. Здесь, в СНГ, ещё сохранились актёрские звания – народный артист, заслуженный артист. Вот я себе и представил – народный артист Калифорнии Арнольд Шварценеггер. Смешно?

– Да.

– Вот как ты считаешь, нужны ли эти звания, или всё же лучше актёру деньгами?

– Актёру всегда хорошо деньгами, но ведь никто не придёт и не скажет – а давай мы тебе вместо звания дадим денег.

– Если говорить прямо – просто сейчас на эстраде совершенно пошлое количество каких-то непонятных зверьков и тварюшек. И в кого ни плюнь – попадёшь не в народного, так в заслуженного. Это же полная девальвация званий как таковых.

– Да, это девальвация. В Израиле званий нет, как ты знаешь. Нет заслуженных работников искусств Нетании, в которой я живу. Это было бы смешно. Есть у меня однокашник по ГИТИСу в России, народный артист России и главный режиссёр одного из театров. Я с ним сижу, разговариваю, а в кабинет заходит какой-то артист и подобострастно так: «Юрий Алексеевич, простите, а когда Вас позвать?» Он вышел, а я и говорю: «Ну ни фига себе, это с тобой так разговаривают?» А он мне: «А ты как думал? Я же народный артист».

У меня всегда была такая мечта. И если она сбудется... Вот представь – ты идёшь по улице, видишь афишную тумбу и читаешь яркую афишу: «У нас на гастролях лауреат 5 международного конкурса, ученик великого N, дипломант того, этого и итого – Сергей Пупкин». А с другой стороны тумбы простой желтый лист, на котором всего два слова – «Михаил Жванецкий». Не указаны звания, нет лауреатства, нет пояснений, что будет – балет, драма или опера. Есть просто имя и фамилия. Я считаю, что это и есть самое высокое звание для артиста – когда называют имя и фамилию, все знают, о ком идёт речь. Только имя и фамилия на афише – это успех, это репутация. А заслуженный или народный...

Я думаю, что Владимир Фридман – артист народный. Заслуженно. Его имя и фамилия в Израиле в рекомендации не нуждаются. И мне очень хочется пожелать Володе, чтобы он стал артистом международным. Начало положено!

____________________

Специально для газеты «Шабат Шалом», Днепропетровск

e-max.it: your social media marketing partner

ГолоСЮРР, не то...

Украина и Евросоюз

Золотой фонд

СЮРРассылка

Зачем искать новости, если они сами придут в ваш почтовый ящик?

Наверх
Вниз